"Павел Андреевич Федотов". Э.Н.Ацаркина, Издательство Третьяковской галереи, 1952 год.

"Павел Андреевич Федотов". Э.Н.Ацаркина, Издательство Третьяковской галереи, 1952 год.

152/0  просмотров
Номер лота: 9356

Книга "Павел Андреевич Федотов".

Автор - Эсфирь Николаевна Ацаркина.

Издательство Государственной Третьяковской галереи, 1952 год.

Тираж - всего 1200 экземпляров.

 

     П. А. Федотов — одинокая и трагическая фигура в русском искусстве середины XIX в. Как и многие талантливые люди того времени, он жил и умер недостаточно понятым и оцененным современниками. Судьба не дала ему ни душевного равновесия, ни материального благополучия, ни простых человеческих радостей, ни даже смерти достойной. А между тем Федотов был первым из художников, кто сумел своими произведениями бытового жанра разрушить броню академической эстетики классицизма и проложить путь новому направлению в русском искусстве.

 

     Особенно удавались Федотову образы девочек и девушек. В «Портрете О. И. Демонкаль» (ок. 1850 г.) за внешними контурами вырисовывается живая душа ребенка, таящего лукавство и детское кокетство во взгляде и охотно входящего в ситуацию игры и взрослого этикета.
     Самым значительным произведением Федотова можно считать «Портрет Н. П. Жданович за клавесином» (ок. 1850 г.). Как и в предшествующих произведениях, художник органично сливает жанровую и портретную задачу. Внешне жанровый элемент даже более выявлен, чем в других изображениях: прежде он проявлялся в обилии деталей, в воссоздании среды, в которой пребывает модель. Теперь введено некоторое действие: Жданович играет на Клавесине. Однако, возвращая нас к портретной задаче, Федотов словно прерывает эту игру, поворачивая голову и взгляд девушки в сторону зрителя и как бы отвлекая модель от ее занятия. Действие переводится в явление второразрядное по сравнению с самой моделью, предстоящей перед нами во всей сложности своего душевного бытия, в период пробуждения чувств, целеустремленного движения к будущему. Взгляд Жданович выражает сложные душевные переплетения. В нем есть одновременно и доверительность, и настороженность, желание впустить стороннего наблюдателя в мир своих чувств и вместе с тем отгородиться от него. Он свидетельствует о том, что сама душа молодой Жданович еще в становлении, в процессе формирования своих постоянных, устойчивых качеств. В этой чуткости художника к внутреннему миру, становящемуся предметом художнического анализа, заключен удивительный талант Федотова-портретиста. Это прежде всего талант человеческий, а не живописный, хотя портрет Жданович и выполнен с подлинным живописным блеском и пластическим совершенством. Отклоняясь от традиционного фасового изобраяжения модели, художник нашел для портрета Жданович как бы самостоятельный линейный «модуль». Силуэт фигуры, изображенной в профиль, «выложен» гибкой, натянутой линией, получающей отзвук и в контуре кресла, и в абрисе рук, и в своеобразном живописном ореоле, выявленном как бы светящимися желтыми оттенками фона. Живописная гамма портрета построена на мягких переходах и соотношениях желтых, белых, голубых и коричневых, неким контрастом к которым звучит пятно темных волос. Бело-голубая фигура Жданович предстает перед нами в коричневой оправе. Что касается белого^ фона, который занимает больше половины всей поверхности, то он тоже претерпевает живописные перемены по мере удаления от фигуры, приобретая розовые и серые оттенки, и таким образом, сосредоточивая внимание на центре композиции.
     Поздние портреты Федотова, к которым можно причислить портрет Жданович, в большинстве случаев не вносят каких-либо существенных перемен в портретную композицию художника. «Портрет детей Жербиных», портреты С. С. Крылова, М. И. Крыловой (все 1850—1851 гг.), Е. П. Ростопчиной (1850), архитектора (ок. г.) практически продолжают линию произведений 1846—1848 годов. Лишь в некоторых случаях мы констатируем более четкое обозначение пространства интерьера или предметных деталей, характеризующих род занятий моделей или их интересы. Только один портрет, написанный, как можно предположить, около года [32], посмертный «Портрет Е. Г. Флуга» вносит новые черты и присоединяется к поздним жанровым произведениям художника. В образе старого человека чувствуется некая отчужденность от мира. Сам жест руки модели, загораживающей листом бумаги свечу, выхватывающую своим светом фигуру, лицо и кусок стола и отделяющую «свою зону» от пространства зрителя, словно отстраняет чужой мир от мира старости, приближающейся смерти, инобытия. Фигура Флуга сливается с темным фоном, она выступает «из бездны». Все в этом пространстве колеблется, контуры не определены, объемы в тех местах, где они сливаются с тенью, погружены во мглу; цвета смешиваются друг с другом, вступая в борьбу, с трудом «передвигаясь» по картинной поверхности и лишь в некоторых точках концентрируя наивысшую энергию своего воплощения. Благодаря такому подходу к портретной задаче образ выражает трагическую скованность, достигая эффекта прежде всего чисто живописными средствами.

книжка, брошюра, федотов, художник, третьяковка, терьяковская, галерея, 1952, Ацаркина, Эсфирь,