Принудительный трудовой лагерь, остаробайтеры. Лесной склад Natronag. Германия, Брауншвейг.

Принудительный трудовой лагерь, остаробайтеры. Лесной склад Natronag. Германия, Брауншвейг.

398/3  просмотров
Номер лота: 11066

Принудительный трудовой лагерь, остаробайтеры. Лесной склад Natronag. 

Германия, Брауншвейг. 

Размер: 13,3 * 8,7 см.

 

     Угон граждан СССР на работу в Германию — насильственная отправка граждан Союза Советских Социалистических Республик (в основном с территории Украины и Белоруссии) на принудительные работы в Германию, а также в присоединенные к Третьему Рейху Австрию, Францию (Эльзас, Лотарингию) и Чехию (Протекторат Богемия и Моравия). Осуществлялась немецкими оккупационными властями в период с 1942 по 1944 годы. В ноябре 1941 года, после осознания немецким высшим руководством провала блицкрига, ими было дано указание по использованию «русской рабочей силы» на территории Германии. 
     В январе 1942 года была поставлена задача: вывезти из оккупированных районов на принудительные работы в Германию 15 млн рабочих из СССР.

     Общее число принудительных трудовых лагерей в «третьем рейхе» во время войны оценивается цифрой 20000. К середине 1944 г. по официальной статистике в Герма­нии находилось 5,7 миллионов иностранных рабочих. Две трети из них были из Поль­ши и Советского Союза. Если поляки уже в 1939 г. использовались сначала в сель­ском хозяйстве, а затем и в промышленности, то по поводу так называемого «использования русских» поначалу высказывались большие сомнения в силу расистских принципов и соображений безопасности, которые приводились прежде всего Гиммлером и главным управлением имперской безопасности. В связи с кру­шением плана «блицкрига» осенью 1941 г. Гитлер под давлением промышленников дал согласие на привлечение к работе советских военнопленных, а также советско­го гражданского населения. 

     Привлечение советских рабочих осуществлялось вначале на формально доброволь­ной основе. Однако, несмотря на то, что подобная практика оправдывала себя в условиях плохого экономического положения в оккупированных областях, власти были вынуждены отказаться от нее и перейти к принудительному привлечению для удовлетворения все возрастающей потребности в рабочей силе. Среди рабочих, угнанных в Германию, поляки и советские граждане имели особый статус. Они долж­ны были постоянно носить нашивки с надписью «поляк» или «остарбайтер». Их раз­мещали в лагерях. Право свободного передвижения даже в свободное от работы время было ограничено. Контакты с немцами, выходящие за рамки рабочей дея­тельности, запрещались. Нарушение этих рестрикционных мер каралось драконов­скими методами, часто смертью. 

     Шансы на выживание «остарбайеров» зависели от того, когда и где они работали. Условия жизни работавших в сельском хозяйстве или в качестве домашней прислу­ги были значительно лучше, чем на крупных промышленных предприятиях. Когда в 1942 г. еще существовала иллюзия неисчерпаемости рынка рабочей силы на Вос­токе, некоторые концерны использовали «остарбайтеров» как дешевое сырье, кото­рое можно было заменить в любое время. Это в значительной мере проливает свет на высказывание генерального уполномоченного по использованию трудовых резервов Заукеля, который в сентябре 1942 г. заявил: «Избитые, полуголодные и мертвые русские совсем бесполезны, если они не в состоянии добывать уголь, про­изводить сталь и чугун, оружие и прочую военную технику». 

     Чем неблагоприятнее развивались военные события для Германии, тем больше вни­мания уделялось производительности труда «остарбайтеров». Это нашло свое отра­жение в некотором послаблении режима их содержания, но усилило после войны обвинения в коллаборационизме. Хотя эти обвинения были совершенно необосно­ванными, освобождение для многих «остарбайтеров» стало началом новых страда­ний, которые из-за вопиющей несправедливости было значительно труднее выне­сти, чем будучи оставленным на произвол врагу. 

     Очень много остарбайтеров оказались в западной части Германии, где была сосредоточена основная промышленность Третьего рейха, поэтому их освобождали англичане и американцы. Многие из угнанных немцами советских граждан, не без оснований опасаясь репрессий, предпочли остаться на Западе (в разных исследованиях число «невозвращенцев» варьируется от 285 тысяч до 451 тысячи человек). При этом, Ялтинскими соглашениями предусматривалось, что все граждане СССР, оказавшиеся за его пределами во время войны, подлежали обязательной репатриации, независимо от их желания.

     В октябре 1944 года было создано Управление уполномоченного Совета народных комиссаров СССР по делам репатриации граждан СССР из Германии и оккупированных ею стран, которое занималось возвращением на родину миллионов советских граждан, вывезенных во время немецкой оккупации на принудительные работы в Третий рейх. Всем репатриантам пришлось пройти через сито советских проверочно-фильтрационных лагерей, где их допрашивали сотрудники НКВД и СМЕРШ. Тех, кто внушал подозрения в сотрудничестве с гитлеровцами, отправляли в ГУЛАГ (в основном это касалось мужчин). Мужчин призывного возраста отправляли в действующую армию или, например, восстанавливать шахты в разрушенном Донбассе. Многих молодых девушек после фильтрации рекрутировали в подсобные хозяйства воинских частей Красной армии. Остальные после долгих мытарств, ехали домой, где их ждала тяжелая послевоенная жизнь. Долгое время «репатрианты» были одной из ущемлённых категорий граждан, к которым советское государство относилось с подозрением. Им трудно было поступить на работу или в учебные заведения. «Репатриантам» не платили никаких компенсаций за бесплатный труд и моральный ущерб в годы войны из-за того, что Советский Союз в 1953 году отказался от репарационных претензий к ГДР. Бывшие остарбайтеры никак не вписывались в официальную советскую память о войне: они не считались ни узниками фашизма, ни ветеранами.
 

Natronag Maschinenfabrik GmbH

 

фото, фотография, германия, летозаготовки, пленные, натронаг, natronag, война, остаробайтеры,